Георгий Полтавченко: Петербург по–прежнему интересен инвесторам

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко — о том, как санкционная война Евросоюза и России отразилась на экономике города, о причинах, из–за которых Петербург оказался в аутсайдерах прошлогоднего Национального рейтинга состояния инвестиционного климата субъектов РФ, и о том, какое отношение все это имеет к единоборствам.

На предыдущем ПМЭФ слово "санкции" уже звучало, но в полной мере еще не стало реальностью для России. Насколько сильно геополитика повлияла на экономику Петербурга за прошедший год?

— Влияние есть, но я не могу назвать его однозначно негативным. Конечно, как и по всей России, кое в чем экономика города сбавила обороты. Увеличились темпы инфляции. Выросла, хоть и незначительно, безработица. Снизился внешнеторговый оборот. Падение покупательской активности потянуло вниз отдельные сектора промышленности, ориентированные на конечного потребителя. Причем именно те сектора, которые за последние 10 – 15 лет особенно успешно развивались в Петербурге. Как, например, автомобильный кластер. Новые производства в других отраслях не успели компенсировать эти потери. В результате по итогам 2014 года у нас снизился индекс промышленного производства.

Но в то же время санкции помогли нам более отчетливо увидеть слабые места. И подтолкнули к ускоренному решению вопросов, которые раньше, даже в кризис 2008 – 2009 годов, откладывались на потом. Это развитие собственного производства, повышение самодостаточности и конкурентоспособности нашей экономики. Процесс этот и по форме правильный, и по сути своей — глубоко справедливый. Он соответствует тренду развитых экономик мира на возвращение производства в свои страны. Его активно поддерживают и отечественные бизнесмены, и обычные граждане. А для России убежденность в правоте общего дела — самое главное.

Сейчас экономисты спорят, миновала ли Россия в ходе последних экономических потрясений "нижнюю точку". А миновал ли ее Петербург? Ожидаете ли вы улучшения показателей?

— Стресс–тест экономика города выдержала, ситуация стабильная. В минус у нас ушли главным образом показатели сиюминутные, текущего момента. А вот показатели, связанные с завтрашним днем петербургской экономики, наоборот, растут. И прежде всего — объем инвестиций в основной капитал. Он в нашем городе увеличивается третий год подряд. В 2013–м этот показатель, согласно утвержденным данным "Петростата", составил 27,4%. В прошлом году, вопреки санкциям, инвестиции у нас все–таки выросли — на 1,8%. И в I квартале 2015 года они увеличились на 5,3%. А с учетом вводимых производственных мощностей и всех стартующих в 2015 году в городе проектов я очень удивлюсь, если по итогам 12 месяцев этот показатель в Петербурге покажет отрицательную динамику.

Есть и другие позитивные сигналы. Наверное, если та же "Тойота" собирается вдвое увеличить мощность своего завода в Шушарах и в 2016 году приступить к выпуску на нашей площадке второй модели RAV4, значит, она видит у Петербурга определенные перспективы. И не только она.

Какие конкретно иностранные инвесторы повысили интерес к Петербургу?

— Названия пока раскрывать не будем. Но инвестиционная активность иностранного бизнеса однозначно выросла, и притом значительно. Во–первых, изменения курса рубля создает нам ряд конкурентных преимуществ. Стоимость аренды земли, недвижимости, уровень зарплаты в перечете на доллары и евро у нас существенно снизились. А значит, и себестоимость продукции. Во–вторых, импортозамещение у нас хоть и развивается не слишком быстро, в будущем оно чревато неминуемыми рисками для международных корпораций. Многие солидные фирмы сейчас страдают из–за санкций. Терять наш рынок они не хотят, и часть из них уже подумывают о том, чтобы "организовать и возглавить" процесс создания в России и конкретно в Петербурге производственных мощностей. Это не только производители автомобилей, но и, например, компании в сфере пищевой и фармацевтической промышленности.

Ну и, в–третьих, город за прошедший год тоже кое–что сделал для привлечения инвестиций. И притом немало. Как вы знаете, у нас с 1 января вступил в действие целый ряд льгот для крупного и среднего бизнеса. А буквально перед началом ПМЭФ в третьем чтении принят Закон Санкт–Петербурга, по которому стратегическими в сферах здравоохранения, культуры, образования, физической культуры и спорта, науки и инновационной сфере признаются проекты с инвестициями 1,5 млрд рублей. В результате прежний порог для стратегических инвесторов снижен вдвое, а по некоторым отраслям — в 10 раз.

Как получилось, что Петербург, имея такие хорошие данные по инвестициям и делая такие серьезные шаги навстречу инвесторам, на ПМЭФ–2014 оказался среди аутсайдеров первого пилотного Национального рейтинга состояния инвестиционного климата субъектов РФ, представленного Агентством стратегических инициатив?

— Прежде всего, к моменту проведения прошлого Форума, то есть к маю 2014 года, не было известно, что инвестиции в основной капитал у Петербурга за 2013 год — одни из лучших в России. На тот момент "Петростат" оперировал показателем 100,3%. Утвержденный показатель — 127,4% — появился гораздо позже.

Думаю, если бы составители рейтинга, эксперты, которых они опрашивают, знали о такой динамике, результат Петербурга оказался бы намного лучше. Иначе даже не у нас, а у вас, журналистов, первых возникли бы вопросы.

При всех несовершенствах нашей статистики она все–таки объективнее рейтингов.

У вас есть сомнения в объективности Национального рейтинга состояния инвестиционного климата?

— Абсолютно никаких. У меня есть сомнения относительно того, как эти результаты были истолкованы. Отдельные ваши коллеги, видимо, не услышали ни слова помощника президента РФ Андрея Белоусова о том, что рейтинг АСИ не является оценкой инвестиционной привлекательности регионов. И не услышали призыв генерального директора АСИ Андрея Никитина не делить по итогам рейтинга регионы РФ на "хорошие" и "плохие". Посмотрели в таблицу — и решили, что Петербург плохо привлекает инвестиции. А у Петербурга все в порядке с инвестициями. Мы были, есть и будем одним из самых привлекательных в этом плане регионов России.

И в конце прошлого года это подтвердили независимые эксперты в рейтингах, где оценивается как раз инвестиционная привлекательность регионов. Наиболее авторитетное российское агентство "Эксперт–РА" вновь поставило Санкт–Петербургу наивысшую оценку инвестиционного климата — на уровне 1А "Максимальный потенциал — минимальный риск". А, например, специалисты "Национального рейтингового агентства" даже повысили оценку инвестиционной привлекательности Петербурга — с группы IC2 "высокая инвестиционная привлекательность — второй уровень" до IC1 "высокая инвестиционная привлекательность — первый уровень".

Но ведь было что–то, что не понравилось составителям пилотного рейтинга в Петербурге. Правительство города сделало для себя выводы? Вы разобрались, что не так, или вы просто приняли рейтинг АСИ "к сведению" и ничего не меняли?

— Знаете, в единоборствах, и вообще в спорте, всегда учат уважать победившего тебя противника — потому что он помогает тебе понять твои недостатки, подсказывает, над чем надо работать. Примерно так мы и отнеслись к результатам пилотного рейтинга. Мы постарались уяснить себе, в чем его суть. А суть его в том, что эксперты АСИ определили, какие есть в России самые передовые практики работы с инвесторами. И оценили, насколько близко к этим практикам подошли другие регионы. Когда мы посмотрели и сравнили, как в этом плане обстоят дела у нас, то увидели, скажем так, много интересного.

Значит, все–таки городу есть куда развиваться, и у Петербурга есть резервы, чтобы привлекать еще больше инвестиций?

— Давайте, как говорится, расставим точки над i. Рейтинг АСИ характеризует скорее не то, как регион привлекает инвесторов, а то, как он с ними работает. Приведу такой пример. Представьте себе, что вы — владелец отеля. Когда вы, условно, строите новые бассейны с морской водой, озеленяете территорию, меняете старую мебель на новую, оборудуете Wi–Fi и т. д., вы повышаете привлекательность отеля. А когда чемодан клиента стоит в холле отеля, то начинается работа с клиентом. От того, как в вашем отеле кормят, реагируют на жалобы, убирают номера, будет зависеть желание клиента уйти или остаться.

Привлечение инвесторов и работа с инвесторами — это тоже две части одного процесса. Точнее, две разные стадии. Конечно, они влияют друг на друга, но не могут друг друга заменить. Если у вас есть вышколенный персонал, но нет бассейна, определенная часть клиентов к вам на заглянет. И наоборот, в самый лучший отель клиент может не вернуться, если ему там нагрубили. Хотя в случае с инвестором финансовая привлекательность все–таки важнее. Как показывает история, ради хорошей нормы прибыли крупный бизнес готов терпеть определенные неудобства.

Вы хотите сказать, что Петербург больше преуспевает в первом и меньше — во втором?

— Мы работаем и над инвестиционной привлекательностью города, и при этом стараемся совершенствовать работу с инвесторами. И, кстати, на втором направлении за прошедший год мы также кое–чего добились, как раз в плане отладки конкретных механизмов. Город выполнил все 15 требований Национального инвестиционного стандарта, разработанного АСИ. Подготовлена дорожная карта по улучшению условий ведения бизнеса в городе. Правительство Петербурга сделало ряд важных шагов по упрощению процедуры выдачи разрешительной документации на строительство и сокращению ее сроков. Сейчас по моему поручению оптимизируется система одного окна, чтобы уже пришедшие в Петербург инвесторы продолжили развивать здесь свой бизнес и смогли реализовать свои проекты в максимально сжатые сроки. Но при этом курс, взятый нами изначально, остается прежним. На первом месте у нас — интересы Петербурга и петербуржцев, а не ублажение инвестора любой ценой. Ублажать инвестора и исполнять все его прихоти по принципу "все, чего изволите", мы не собираемся. Особенно с учетом нынешней экономической ситуации. И, кстати, наша твердость не вредит, а, наоборот, только помогает этой нашей работе.

В каком смысле — помогает?

— Не секрет, что экономика — живой организм. И если где–то прибыло — значит, где–то почти наверняка убыло. В стремлении быть хорошим для инвесторов нужно четко знать меру. Допустим, кто–то решил раздать побольше кредитов малому бизнесу. Либо напрямую из бюджета, либо создал Фонд и наполнил его коммерческими займами под гарантии бюджета. Потом еще один щаг навстречу бизнесу, другой, третий. А потом приходит 2015 год — а денег в бюджете нет. И как отдавать долги? И как при этом платить зарплату бюджетникам, пенсии, обеспечивать социальные гарантии? Я напомню, что Петербург встретил 2015 год с одним из самых низких в России уровнем государственного долга. Отношение долга к доходам бюджета у нас 3,6%. А ведь среди лидеров прошлогоднего пилотного рейтинга АСИ есть те, у кого этот показатель составляет больше 100%. Так что даже самые передовые практики сегодня нужно применять, тщательно взвесив все за и против. Чтобы лишние преференции инвесторам не превратились в недополученные доходы и не пошли в ущерб людям.

Разве Петербург не делает то же самое, снижая порог льгот для стратегических инвесторов? Он тоже недополучит деньги в бюджет?

— Разница в том, что мы вводим льготы только для тех, кто пополняет основные фонды, вкладывает средства в модернизацию производства, покупает новое оборудование, создает высокотехнологичные рабочие места и обеспечивает высокую заработную плату. То есть работает на будущее. Кроме того, мы в погоне за инвестором не залезаем в бюджет Петербурга именно сейчас, когда городу и стране особенно трудно. Наш бюджет из–за новых льгот лишится части поступлений только начиная с 2016 года. Но мы рассчитываем, что эффект от привлечения новых инвесторов и расширения уже существующего бизнеса перекроет с лихвой все, что недополучит Петербург.

    < Нет продуктов >

Яндекс.Метрика